Миссия невыполнима

О статье Кристины Туббритт в журнале MARIE CLAIRE

Несколько дней назад совершенно случайно мне на глаза попалась статья под названием «Национальный этикет: как можно (и нельзя) вести себя в разных странах мира» в журнале MARIE CLAIRE. Автор статьи – Кристина Туббритт была заявлена как «специалист по этикету и основатель The English Manner Russia». Как выяснилось позже, госпожа К. Туббритт закончила в Великобритании двухнедельные курсы по этикету и, видимо, решила сразу круто изменить свою жизнь, поразмыслив, что самый доступный и короткий путь к личному коммерческому успеху лежит через бескрайние российские просторы. Подобно тому, как все французское легко принималось и усваивалось в России XIX века, все английское, в особенности этикет, воспринимается нашими соотечественниками разве что не с придыханием. При словосочетании «английский этикет» воображение немедленно рисует Букингемский или, как минимум, Кенсингтонский дворец, балы, королевские скачки, шляпки, приемы и прочие атрибуты столь желанной для юных мечтательниц красивой жизни. Поэтому достаточно было правильно представиться, чтобы обозначить свой высокий статус, и половина дела уже сделана. Но обратимся к статье.

Опубликованный в журнале текст настолько малограмотен, поверхностен и плох, что вызывает большие сомнения даже в уровне школьного образования автора. Иначе как можно объяснить фразу: «Что касается Ближнего Востока, мусульмане и православные евреи избегают телесного контакта с противоположным полом…». Разумеется, никто из нас не рассчитывает на «сияние чистого разума» и интеллектуальный блеск в статьях гламурных журналов, но не до такой же степени!

А вот как госпожа Туббритт обучает искусству делать комплименты: «Мне нравятся твои туфли», «Хороший галстук», «Мне очень нравится твоя квартира, какой красивый диван». В большинстве стран такие комплименты обычно вызывают улыбку и легкий румянец у собеседника, в результате чего «лед ломается». Для тех, кто действительно владеет искусством комплимента, хорошо известно, что настоящие комплименты делают те, кто умеет отметить внутренние качества человека. «Мне нравятся твои туфли» – это комплимент туфлям, а не тому, кто их носит. Но если сказать, например, что «только человек с отменным вкусом мог выбрать такой отличный галстук!» – это уже комплимент человеку, а не галстуку.

В разделе «Обеденный этикет» госпожа К. Туббритт, не моргнув глазом, смело делает обобщения и со всей пролетарской прямотой рубит правду-матку. «Как правило, деловые командировки завершаются непринужденным обедом или ужином. Что важно и нужно знать? Во многих странах Африки, Ближнего Востока и Азии считается обязательным есть руками. Например, в Индии, есть руками — единственный и естественный способ». По правде сказать, трудно представить себе, чтобы современный человек был до такой степени необразованным. Одна из древнейших мировых цивилизаций, вторая по численности населения страна мира (почти1,5 млрд человек!), Индия известна необыкновенным разнообразием образа и стиля жизни. Но госпожа Туббритт с легкостью смешивает языки, народности, религии, территории, обычаи, традиции, касты и т.д. – все, что составляет неповторимый облик самобытной культуры этой великой страны. Подобное заявление звучит примерно так, как если бы кто-то сказал, что в России «все пьют» и «круглосуточно».

К слову сказать, не исключено, что госпожа Туббритт так и думает. По крайней мере, в объяснениях к правилам застолья она неожиданно цитирует солнце русской поэзии: «Поднимем бокалы, содвинем их разом» — так писал великий Александр Сергеевич Пушкин, и русский народ с удовольствием следует этой традиции».  

Похоже, основным источником знаний о стране, в которой госпожа Туббритт планирует развивать и пропагандировать культуру и этикет, служит английская пресса, в которой русские – традиционно первопричина всех бед, включая климат, кризис Парламента и смену премьер-министров. Не удивлюсь, если вдруг станет известно, что отъезд принца Гарри тоже наша работа.

Как вдруг неожиданно много удается узнать о родной стране и ее культуре! «В России и западных странах отказ не считается грубостью, а в Японии прямое отрицание запрещено, что зачастую заводит в тупик многих бизнесменов». Как известно, отказ – одна из распространенных и общепринятых форм общения в межличностных коммуникациях. В отказе важна не только сама идея отрицания в конкретной ситуации, но и, в значительной степени, форма выражения отказа, манера подачи и интонация, с которой сделан отказ. В зависимости от этого отказ будет либо вежливым, либо грубым. Иными словами, все зависит от уровня культуры собеседников. Например: «Я не могу Вам помочь» и «Я очень сожалею, что не могу оказать Вам помощь и уделить необходимого внимания в связи с тем, что…». Госпожа Туббритт с ее просветительской миссией в России, вероятно, так увлеклась своим высоким предназначением, что совсем забыла о нравах легендарных английских болельщиков, которые прославились по всему миру отнюдь не своими изысканными манерами. Вот у них-то отказ точно совсем не грубость…

Ну и, наконец, цветочный этикет. И тут госпожа Туббритт не перестает удивлять своими «компетенциями». «Что важно знать: белые цветы, особенно хризантемы, лилии, гладиолус — символ траура, во многих странах их приносят на похороны». Да, действительно, белые цветы распространены на траурных церемониях во многих странах мира (до 1917 года и в России вместе с лиловыми цветами). Но если говорить о хризантемах, то они могут быть и белыми, и желтыми, и лиловыми. День поминовения усопших римско-католическая церковь отмечает 2 ноября. В этот день могилы на всех католических кладбищах Старого и Нового света украшаются цветами. Поскольку день поминовения выпадает на осенний месяц, то и цветы преимущественно осенние. Чаще всего именно хризантемы. Они морозоустойчивы, долго сохраняют форму и цвет, что важно для открытого пространства.   

Лилии тоже участвуют в траурных церемониях, но не всегда. По сложившейся традиции они сопровождают в последний путь юных девушек и детей. Еще в Древнем Египте умерших молодых девушек принято было украшать белыми лотосами – символами чистоты и непорочности. Позже это отношение к лотосу было воспринято древнегреческой культурой, но уже в символике лилии. А еще позже нашло отражение в селамном языке европейской культуры. Лилия на «языке цветов» – «чистота, невинность; царственность и покой». Поэтому лилии украшают могилы чистых и непорочных детских душ. 

Что же касается гладиолуса, то это сугубо интерьерный цветок и традиционный элемент мужского букета. В траурных мероприятиях практически не используется.

Но продолжим читать дальше. «В Германии, Франции, России гвоздики чаще всего украшают кладбище». Нельзя сказать, что гвоздику не встретить на российских могилах, но то, что гвоздика в России не траурный, а, скорее, универсальный цветок – общеизвестно. С начала XIX века в цветочных шифрах гвоздика обозначена как символ «страстной любви» и «горячих чувств». Так, в пособии Д.П. Ознобишина, опубликованном в 1830 году, «гвоздика нарумяненная» (гвоздика дикая) означает «меня томит к тебе любовь». В селамном тексте пособия «Язык цветов» 1849 года гвоздика – «чувствование». В «Символике цветов» из этикетного пособия 1890 года «Жизнь в свете, дома и при Дворе» гвоздика красная значится как «пламенная, чистая любовь». И так далее.

Необходимо добавить, что в конце XIX – начале XX веков гвоздика приобрела еще одно новое для себя значение – красная гвоздика стала символом революционной борьбы пролетариата европейских стран. Новый смысл красной гвоздики, как цветка революции и символа пламенного революционного горения, был воспринят советским государством, и стал в Советском Союзе главной цветочной эмблемой Страны Советов и его коммунистической партии.

Поскольку, не считая горшечных растений, садовых цветов и букетов сирени, розы и гвоздики были, практически, единственными подарочными цветами в Советском Союзе, то гвоздики, как менее дорогие и более доступные из них, можно было встретить на всех сколько-нибудь торжественных мероприятиях. До сих пор в России люди старшего поколения, несмотря на все современное цветочное изобилие, предпочитают гвоздики всем другим цветам.     

Не буду касаться других спорных моментов текста, но фраза «желтые цветы олицетворяют ненависть в России и Иране…» снова заставляет удивляться. Трудно что-то сказать о цветочном символизме Ирана и восточной культуры в целом. Это иная, во многом особая и очень сложная тема, которая обладает массой принципиальных отличий от европейских традиций цветочного символизма. Но что же касается России, то ничего подобного о желтых цветах неизвестно.  

Согласно «Реестру о цветах и мушках», изданному в виде лубочной картинки во второй половине XVIII века, «жолтой» означал «сумнение». Позже, под влиянием многогранного символического значения желтого цвета, в особенности его негативной коннотации («желтый билет», «желтый дом», «желтая пресса» и т.д.) в цветочной символике он приобрел значение «измена». Любопытно, что в справочниках «языка цветов» разных годов издания желтые розы, например, означали «супружеская любовь, супружеская верность». Это значение сохраняется в символике букетов некоторых европейских странах до сих пор. В том числе в Великобритании. Но в русской народной традиции до сих пор букет цветов желтого цвета воспринимается в обратном значении – как символ измены. 

К сожалению, данная публикация далеко не единственный пример небрежного, легкомысленного и некомпетентного отношения к такому важному разделу культуры как этикет, кросс-культурные и межличностные коммуникации. Не единственный пример, но, может быть, один из самых вопиющих по глупости и масштабу непонимания существа проблем. Возможно, однако, что английский первоисточник был до такой степени ужасен, что с ним не справился даже наш великий и могучий…

Элеонора Басманова, специалист по этикету, историк, писатель.

Межднародная ассоциация специалистов по этикету
Добавить комментарий